Версия для слабовидящих
СООБЩИ, ГДЕ ТОРГУЮТ СМЕРТЬЮ!
Подростковая агрессия
"ВМЕСТЕ ПРОТИВ КОРРУПЦИИ!"
Штаб по защите бизнеса
Отключение электричества
Электронные услуги
Патент 2
Патент
Список неплательщиков
Mos.ru
Головы не прятали

Головы не прятали

10.12.2014

***
Дня через два, часов в 10 утра, пришли на станцию Грязи, где нас выстроили на привокзальной площади и объявили: 22 июня фашистская Германия без объявления войны напала на нашу Родину, и пока мы здесь собираемся, там льется кровь наших бойцов, враг занимает наши города и села, убивает детей и стариков, наша задача- помочь бойцам разгромить врага.
На платформе стояли офицеры, один из них объявил, что мы пойдем на пополнение в войска Западного фронта. Рядом с нами были музыканты. Когда нас разбили по группам и рассказали, кто кому будет подчиняться в пути, последовала команда:  «по вагонам!». Мы были молоды и быстро заняли подготовленные вагоны товарняка. Оркестр ударил по басам и полилась мощная, за душу берущая и вызывающая мурашки по телу музыка: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой! С фашистской силой темною, с проклятою ордой!»
Мы и сопровождавшие нас офицеры попросили музыкантов играть эту музыку до тех пор, пока не скроется поезд. Эта музыка, звучит у меня в ушах и по сей день.
Привезли нас в Белоруссию. Распределили по частям, и тут же пришлось вступить в бой. Не обученные, без оружия, с саперными лопатами, с тем, что подворачивалось под руку, схватились с врагом. После боя многих не досчитались. Нас обмундировали, выдали винтовки, но не всем, противогазы, котелки. Кому достались сапоги, кому ботинки с обмотками. Бывало, эти два метра мотаешь на ноги и думаешь, как хорошо тому, кто в сапогах, а на самом деле в обмотка лучше, чем в сапогах, легче.
Там в ежедневных боях мы учились воевать и бить врага. Враг был силен. Со всех сторон шли танки, пехота перла на мотоциклах и велосипедах, в воздухе свирепствовали самолеты, которые гонялись даже за одиночными солдатами до тех пор, пока не убьют. Враг обходил нас со всех сторон, и 16 июля 1941 года наша 143-я стрелковая дивизия 13-й армии оказались в окружении в районе лесов и болот у Гиженка, Усохи, и нам приходилось днем прятаться в болотах и лесах, а ночью пробиваться на восток, потому что днем постоянно кружили вражеские самолеты.
***
28 июля 1941 года наша дивизия вступила в кровопролитную битву с врагом, бились на смерть, доходило до того, что грызли врага зубами,  кололи штыком, рубили лопатой. С большими потерями вырвались из окружения в районе г. Клинцы и перешли в  распоряжение Центрального фронта, где поступили на доукомплектование. После нас перевели в район г. Стародуба, г. Унечи, где ввели в состав 19-й армии. Командир дивизии, полковой комиссар и начальник штаба из окружения не вышли. Новым командиром дивизии был назначен полковник Козырь, комиссаром – Петров, начальником штаба – Волков.
В конце сентября 13-я армия была вновь окружена. Ведя непрерывные бои с противником, готовились к прорыву и выходу из окружения, нас уже это не пугало. Страшнее всего было отступление и попадание в плен. Мы верили в победу, хотя и шли в обнимку со смертью.
В октябре 1941 года, находясь в ударной группе армии, 143-я дивизия в районе Негино вышла из окружения. Наш 161-й стрелковый полк понес невосполнимые потери, это было как помню, в районе населенного пункта Голопузовка. Командование, знамя полка, документы – все погибло. При ночном штурме села, когда немцы выскакивали из теплых помещений нагишом, мы их били без разбора, уж больно много они нам принесли горя. Догоняя одного фашиста, я замахнулся штыком, а он или споткнулся, или нагнулся, и штык вошел ему в заднее место, а он как заорет: «Гитлер капут!», да так протяжно и громко, что страшно стало. Село освободили, но и сами понесли потери. Только 18 ноября 1941 года на базе остатков нашего и других полков был вновь сформирован 161-й армейский запасной стрелковый полк. Борьба с врагом продолжалась. Наш полк стал обучать солдат строевой и политической подготовке, рукопашному бою, метанию гранат, то есть всему, что необходимо бойцу в бою. Учеба проходила в боевой обстановке, нам враг не давал передышки. Фашисты рвались к Ельцу. Тяжело было нам, но мы держались. В эти трудные дни мы не кланялись врагу и били его везде, даже находясь в окружении. Шли в атаку на пулеметы, а это не сахар. Когда теряешь рядом идущего с тобой человека, меняется мир вокруг тебя.
***
На войне были разные случаи. В одной из ночных атак, при очередном выходе из окружения, у меня неожиданно стала разматываться обмотка, а мы полным ходом мчимся на врага, что делать: если так бежать, то можешь упасть или споткнуться при встрече с врагом, а это смерть. Хватаю край обмотки, зажимаю в зубах, бегу дальше, а в мыслях: вот «не было печали, так черти накачали». Бежать стало тяжелее, голова дергается, как у взнузданной лошади, но свое дело надо делать. Мы взяли деревню обеспечили выход остальной части войск. На привале приводя себя в порядок, один солдат спросил меня: «Степан, а что ты держал в зубах, когда шел в атаку?» Я сказал, что обмотку, и тут дружно засмеялись отдыхающие солдаты и офицеры. Я долго еще вспоминал это эпизод и каждый раз перед походом или атакой тысячу раз проверял прочность закрепленных обмоток».
Много еще разных случаев рассказывал мой отец, но мы, дети тогда мало слушали, а еще хуже- не записывали его воспоминания, и вот теперь по крупицам приходится восстанавливать в памяти рассказы отца и других солдат нашего села Княжая Байгора, пришедших с войны.


Виктор Степанович Бурков,
майор в отставке.