Версия для слабовидящих
СООБЩИ, ГДЕ ТОРГУЮТ СМЕРТЬЮ!
Подростковая агрессия
"ВМЕСТЕ ПРОТИВ КОРРУПЦИИ!"
Штаб по защите бизнеса
Отключение электричества
Электронные услуги
Патент 2
Патент
Список неплательщиков
Mos.ru
История солдата. Бой за Москву под Ельцом

История солдата. Бой за Москву под Ельцом

10.12.2014
А спустя некоторое время в село пришли первые беженцы: из Украины и Белоруссии. Люди всех пускали, теснились. В конце 1941 года появились первые вражеские самолеты, которые ожесточенно бомбили наше село. В селе остались одни старики, женщины и дети. Приходилось работать день и ночь. Мать с утра готовила еду, оставляла в печи и уходила на работу.
Так мы жили до 1943 года. В этот год в село зашли наши войска. Встали под каждый дом: машины, пушки, солдаты. И вот летом в небе появился самолет, сделал несколько кругов, и получилась фраза: «В бой». Это был сигнал к наступлению. Войска зашевелились. Началось, наконец, наше наступление. Вокруг все закричали: «Неужели, наши пошли?!»
До нашего села немец немного не дошел. Но станцию все время бомбили. Там была узловая связка: на Сталинград, Курск, Орел, Воронеж. Бомбежка продолжалась всю ночь, до пяти часов утра. А в пять часов люди уже бежали восстанавливать станцию. К одиннадцати все восстановят, и снова станция работает, поезда идут. К зиме беженцы начали уходить вслед за войсками. Возвращались домой.


После ранения на Курской дуге и отец пришел в отпуск.
Первый бой мой отец принял в Белоруссии, под Пинском. Там их обучали во время боев. Полураздетые, фактически без оружия, они познавали азы военного мастерства. В течение 10 дней им давали звание младших сержантов и отправляли на фронт. Отец был направлен в 13 армию, которую под Пинском фашисты разгромили. Они выходили из окружения по пинским болотам. У отца был пистолет, у кого-то саперная лопатка, а кто-то и вовсе с пустыми руками. Что было под рукой, с тем и выходили. Шли ночью, а днем лежали в болоте, дышали через трубочку. Немцов выслеживали самолетами. Гонялись за каждым человеком. Питались тем, что в лесу найдут, что у немцев отобьют, что в поселениях подадут. В сами поселения входить боялись. Ловили людей на окраине. Никто в еде не отказывал. Только постоянно спрашивали: «Когда вернетесь?» Так он и еще 12 человек вышли из своего первого окружения.
Когда добрались до своих, их сразу повели на допрос. Как я говорил, у отца был пистолет, так ему этим пистолетом на допросе зуб и выбили. Обвинили, что остался жив, что не сражался до последней капли крови. Им повезло: пришел пожилой майор, просмотрел документы и дал приказ всех отпустить.
Отец с остатками 13 армии пошел дальше. Спустя некоторое время он попал во второе окружение под Голопузовкой. Противник был в несколько раз сильнее. Наши же бойцы были вымотаны, голодные, практически без оружия. Приходилось вести бой против вражеских пулеметов, чем бог послал: в ход шли каски, зубы, саперные лопатки, кулаки. Не смотря на перевес сил противника, нашим солдатам удалось прорвать кольцо окружения.
Отец рассказывал, что бойцы, да и он сам, боялись плена больше, чем смерти. Дело в том, что отец отца, мой дед, тоже воевал с немцами, только в 1914 году, и рассказывал ему, как немцы издевались над ними в плену. Кормить не кормили, загнали в овраг, то мороженую картошку сырую бросят, то вообще ничего. Потом дед бежал. И тех, кто бежал из плена, в царской армии ставили в пример. На них делали опору. Их награждали.
В 1915 году группу, в которую входил и дед, оставили в заслоне. И когда их группа обнаружила немецкую разведку, те применили химическое оружие. У группы не было ничего иного, кроме как отступить. Когда они вернулись в свой отряд, их чествовали. Провожая отца на фронт, дед навещал отцу: «Били немца, супостата, и опять поколотим. Только не попадай в плен».      Поэтому отец так и боялся окружения и плена. И вот, как только остатки 13 армии вышли из одного окружения, их снова окружили в Курско-Воронежской области, практически под Ельцом. Причем двойным кольцом. И когда я работал с немецким архивом, там была информация, что немцы считали, что 13 армия уже не существует. Армия сохранилась благодаря плану, разработанному командующим Еременко. Он распорядился вести борьбу и оборону развернутым фронтом, т.е. создать то же кольцо, только лицом к противнику. Они разбивали немцев на более мелкие части и несколькими группами пробивались. Так армия, вернее, то, что от нее осталось, вышла из двойного окружения. Из остатков 13 армии был сформирован 13 армейский запасной стрелковый полк.
Позже, после битвы под Курской дугой, армия отца перешла в степной фронт под командованием маршала Конева. Именно они приняли первый бой за Елец - а это считается первым сражением за Москву. Таким образом, отец принял участие в первых боях за Москву под Ельцом.  Пусть они и не отбросили немцев далеко, но большие силы врага все-таки сдержали.
Так со своей армией отец и дошел до Берлина: с Курска на Харьков, с Харькова на Белоруссию, с Белоруссии на Польшу и на Берлин.
Как говорил отец: «Здесь мы уже били немца». Он рассказывал, что фашисты страшно боялись Жукова. Как только Жуков появлялся, значит, будет наступление. И немцы это знали. Он был прекрасный стратег. Солдаты любили и уважали Жукова, несмотря на его крутой нрав. Был такой случай уже в Берлине. При штурме Берлина на переправе генерал ударил палкой полковника. А на фронте действовал приказ о запрете рукоприкладства. Полковник, конечно, пишет Жукову докладную об этом инциденте. Жуков вызывает к себе генерала и просит объяснить, как такое могло произойти. Генерал отвечает: «Товарищ маршал, а помните, Вы меня на Днепре палкой огрели?» Жуков спрашивает: «Помогло?» Полковник отвечает: «Помогло!» «Тогда вы свободны»,- говорит Жуков, – «А с остальным я разберусь».
Когда вошли в Берлин, у всех было одно чувство: быстрее задушить немцев до конца. Особенно молодежь рвалась в бой. Патриотизм был огромный. Когда солдаты увидели наше знамя над Рейхстагом, у всех были слезы. Но немцы оборонялись ожесточенно: за каждую улицу, подвал, чердак. Сражения не прекращались ни на минуту. И после 9 мая до сентября 1945 года еще шли бои.
Из нашего села ушло на фронт почти 500 человек, а вернулось порядка 150. В нашем селе стоит стелла с именами погибших. Вечная память павшим героям!
Мой отец был награжден орденами за боевые заслуги, за отвагу, за взятие Берлина, за взятие Праги, за победу над Германией.