Версия для слабовидящих
СООБЩИ, ГДЕ ТОРГУЮТ СМЕРТЬЮ!
Подростковая агрессия
"ВМЕСТЕ ПРОТИВ КОРРУПЦИИ!"
Штаб по защите бизнеса
Отключение электричества
Электронные услуги
Патент 2
Патент
Список неплательщиков
Mos.ru
/ «Я помню моего прадедушку» сочинение ученицы 8 «З» класса Школы 2075 поселка Щапово Мешковой Марии Александровны
«Я помню моего прадедушку» сочинение ученицы 8 «З» класса Школы 2075 поселка Щапово Мешковой Марии Александровны
«Я помню моего прадедушку» сочинение ученицы 8 «З» класса Школы 2075 поселка Щапово Мешковой Марии Александровны. Фото: из семейного архива Марии Мешковой

«Я помню моего прадедушку» сочинение ученицы 8 «З» класса Школы 2075 поселка Щапово Мешковой Марии Александровны

16.05.2019

ГВАРДИИ СТАРШИЙ СЕРЖАНТ ПЛАТОНОВ МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ


Я хорошо помню моего прадедушку Мишу (буду называть его дедушкой). Он был очень старенький, плохо видел и слышал, но когда начинал рассказывать что-нибудь из своей жизни, казалось, годы отступали. Всегда удивляла его прекрасная память и неподдельный интерес к жизни. Многие удивлялись, как он смог сохранить такое жизнелюбие, несмотря на суровые жизненные испытания, которые ему пришлось пережить.     


Родился дедушка 7 ноября 1917 г. (ровесник Октябрьской революции!), а умер 12 апреля 2011 г. (в День космонавтики), прожив почти 92 года. С самого раннего детства он узнал, что такое труд – жизнь в деревне была тяжелая. Очень хотелось учиться, но получилось окончить только семилетку и двухгодичную сельскохозяйственную школу по специальности бухгалтера. С выбором главного дела жизни дедушка не ошибся. Как он сам говорил: «Я был влюблён в свою профессию до самозабвения». В 1936 г. прадедушка Миша и прабабушка Полина перебрались из Орловской области в Московскую (в Щапово), где они и прожили всю дальнейшую жизнь. Всё складывалось хорошо, они обустраивались на новом месте, но тут пришла война.


Дедушка был секретарём комсомольской организации учхоза «Щапово». Ему позвонил парторг из Подольска и сказал, что район собирает батальон добровольцев: «Меня записали, спросили, кто ещё может, я порекомендовал тебя. Как ты, Миша, согласен?» Дедушка ответил: «Что ж тут возражать? Да». Так 28 июня 1941 г. он оказался на курсах сержантов. К августу 1941 г. дедушка был назначен командиром стрелкового подразделения вновь сформированного 343 пехотного полка (в составе 38 дивизии 16 Армии под командованием К.К. Рокоссовского). Свой первый бой он принял в конце августа 1941 г. недалеко от Ярцево (правее Вязьмы). С июля по август там шли ожесточенные бои - железнодорожная станция Ярцево восемь раз переходила из рук в руки и в конце концов осталось за 38 дивизией, которая удерживала её до начала октября. Вот как дедушка рассказывал об этом: «Метров 70 не доползли до их окопов – вскочили в полный рост с криком «Ура!». Немцы стреляют, мы бежим, бежим и вдруг – вот они. Столкнулись – лоб в лоб. Что делать? Штыковая…. Как не страшно? Страшно, очень страшно. Стрелять уже нельзя, некогда, только штык. Мы тут верх одержали…» В тех боях под Вязьмой дедушка был ранен в ноги осколком снаряда, особенно пострадала левая нога – осколок застрял под коленом. Это ранение спасло ему жизнь, потому что в начале октября 1941 года 38 дивизия под командованием генерала М.Ф. Лукина попала в окружение под Вязьмой, где вся погибла. В приказе от 27.12.1941 так и было сказано «дивизию расформировать, как погибшую на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками».


После госпиталя дедушку отправили осваивать оружие нового поколения – знаменитые «Катюши». После обучения он, гвардии старший сержант Платонов Михаил Николаевич, в составе 63 Гвардейского минометного полка 32 Общевойсковой Армии воевал на Ленинградском и Карельском фронтах. Всякое бывало: и в обороне стояли, и в окружение попадали, и ездили по разным участкам фронта, чтобы поддержать артиллерийским огнем боевые действия наших войск.


Я иногда перечитываю скупые строки из приказа № 10 от 30 января 1943 г. с пометкой «Действуюшая Красная Армия»: «НАГРАДИТЬ МЕДАЛЬЮ «ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ» помощника командира навода 1-ой батареи Гвардии Старшего Сержанта ПЛАТОНОВА МИХАИЛА НИКОЛАЕВИЧА за то, что он в бою 13.01.1943 под сильным минометным и артиллерийским огнем противника быстро устранял порывы телефонной связи, что дало возможность своевременно открыть огонь по скоплению пехоты противника…»   Я знаю, что скрывается за этими официальными строками. Обнаружив оборванные концы линии связи, дедушка, не имея под рукой никаких инструментов, соединил их и крепко зажал зубами. В том бою за город Медвежьегорск он в прямом смысле слова пропускал артиллерийские команды через себя.


Летом 1944 г. во время Свирско-Петрозаводской наступательной операции по освобождению Карелии дедушка совершил еще один подвиг. Пехота готовилась идти в атаку, а минометчики должны были ей помочь. Поскольку дедушка прославился среди боевых товарищей своим острым зрением, ему поручили корректировать огонь. Осторожничать было некогда, и в какой-то момент он «подставился» снайперу. Дальше пусть рассказывает дедушка: «Вдруг чувствую, будто кто-то сильно ударил прямо по лбу. Снял каску, а в ней дыра от пули. Тронул лоб – кровь, но сознание, вроде, нормальное. Шёл тяжелый бой, как я мог товарищей бросить? Только когда уже всё кончилось, сходил в медпункт. Там и выяснилось, что не царапину, а ранение получил. За то, что свой боевой пост не оставил, меня потом наградили медалью «За отвагу». Дедушка всегда рассказывал об этом случае совершенно запросто, даже с юмором, а ведь даже фельдшер сказал ему тогда, в том далеком 1944, что от смерти его спасло чудо, и жить теперь он будет долго».


Долгожданную Победу дедушка встретил недалеко от Москвы. Их полк готовили к отправке в Германию для участия в Берлинской операции, но тут выяснилось: Победа! Великая Отечественная война кончилась, однако для дедушки боевые будни продолжились – вместо Германии их отправили в Манчьжурию воевать с японцами. «Природа суровая, дороги плохие, глубокие ущелья – очень опасно передвигаться. И пострелять пришлось. 3 сентября всё и кончилось», - рассказывал дедушка о капитуляции Японии.


Ему предлагали остаться в армии, но он твёрдо решил ехать домой, к себе в Щапово. Очень по семье и по работе соскучился, да и раненая нога стала сильно болеть. Вот за эту ногу пришлось дедушке повоевать уже в мирное время.


Диагноз врачей был неумолим: «Ампутация, а иначе – гангрена и смерть». «Как так? Я с этой ногой 5 лет воевал, брёвна для «Катюш» таскал тяжеленные, не дам резать!» - дедушка был неумолимее, чем доктора. Сохранить ногу опять помогло чудо – знаменитый профессор Б.В. Огнев взялся делать очень сложную и рискованную операцию. Уже когда все было позади, Борис Владимирович признался: «А знаете, ведь процентов десять из ста было вероятности, что нога у вас останется. Бегайте, только не очень.» До конца своей долгой жизни дедушка оставался на двух ногах и старался много ходить. Он вообще любил жизнь и движение.


После лечения дедушка вернулся к своей любимой работе. Специалистом он был очень квалифицированным, даже главный бухгалтер Министерства сельского хозяйства СССР прислушивался к его советам. Предлагали ему повышение по службе с переходом на работу в Центральный комитет КПСС, высокую зарплату, но он отказался – не любил кабинетную работу. Разве может она сравниться с заботами и радостями настоящей, реальной жизни огромного хозяйства! А передовое Щаповское хозяйство разрасталось и развивалось, жило интересной жизнью. Дедушка проработал главным бухгалтером до самой пенсии. Он сделал очень много нужного и полезного, обучил целое поколение молодых специалистов, был награжден медалью «Ветеран труда». Многие и сейчас вспоминают о нем как о строгом, но умном и талантливом руководителе. А я с гордостью несу его портрет в рядах «Бессмертного полка».